Tennessee Williams
КРИК
Премьера
ИГРА ДЛЯ ДВОИХ
Игра для двоих. (Крик)
Драматическая постановка
Два человека заточены в холодном доме.
Брат и сестра играют в жизнь, которая была, которая могла бы быть и которой не будет никогда.

Феличе и Клэр пытаются убежать от самих себя и ото всех. Актеры, выброшенные обществом за бесполезностью. Тонкие, ранимые, обожжённые горем, не от мира сего — кому они нужны…

Город объявил их сумасшедшими. Простой и древний способ заклеймить заложников трагических обстоятельств, выбравших добровольное заточение. И вот уже можно бросать в них камни, можно обрекать их на голод. Как это возможно? На то дана бумага. Уильямс называет это «бюрократическим крючкотворством».

Но разве можно судить о людях только по тому, что о них говорят. Даже если человек кажется иным, не таким как все, ведет себя странно, прячется и закрывается ото всех — он ЧЕЛОВЕК. С чувствами, мыслями, страданиями. Заколачивать окна в его дом — обыкновенный фашизм. Это бесчеловечно.

Феличе и Клер кричат о помощи в оглушающей тишине. Никто не слышит. Они обречены жить со своей неутолимой болью. Боль не проходит, ей нет конца. Хэппи-энда нет. Выйти за порог, сойти со сцены равно что смерть.
А потому снова и снова играть плечом к плечу. Быть вместе иначе не быть. Сжав зубы, брат и сестра кидают друг другу очередную реплику спектакля для двоих.

Кто решится протянуть им руку? Зритель?

Пронзительный, жесткий и интеллигентный спектакль полный нежности и трепета.

Актерский гений заставляет прожить за 2 часа целую жизнь.

Аскетичное решение декораций усиливает идею иллюзорности существования и выводит на первый план настоящие эмоции, которые и есть театр, чему учил Станиславский, и чье учение редкость на московской сцене.

Спектакль-притча для тех, кто ищет психологический, глубокий театр с истинным переживанием здесь и сейчас
...Я написал ее, когда был на грани психического срыва, и переписал после моего предполагаемого выздоровления. Я был полностью НАПУГАН...
...Я стараюсь писать каждый день, потому что у меня нет иного прибежища...
…Переживая несчастье, разбитую любовь, смерть кого-то, кого ты любил или другие неурядицы в жизни, тебе нигде не найти утешения, кроме как в творчестве…
...СТРАХ - наш собственный знак мужества...
...Я вынужден был ЗАКРИЧАТЬ, и я сделал это...
Музыка
Анна Емелина
Идея, постановка
Андрей Бутяев
Мария Следнева
Клэр
Ваня семёнов
Феличе